Контрапункт - реферат

Контрапункт - реферат

Николай АНАСТАСЬЕВ

В поисках писателя, который бы более много воплотил в собственных творениях южноамериканскую мифологию, постоянно натыкаюсь на ускользающую, колеблющуюся в собственных очертаниях фигуру Натаниэля Готорна.

Ни на кого из собственных современников, ну и предшественников, он не похож полностью и в то же время близок всем и каждому.

Готорна глубоко Контрапункт - реферат тревожили потаенны людской личности в её отношениях с Верховной Волей, но не хватало ему духа заглянуть в те глубины, куда проникал взор Германа Мелвилла.

Мрачный мир его романов и новелл нередко смягчается пастельными красками, застенчивой ухмылкой, но, конечно, это очень далековато от неуклонного оптимизма Эмерсона.

В конце «Алой буквы», романа, принёсшего Контрапункт - реферат создателю, хотя и не сходу, всесветную знаменитость, грешница, преданная клейму и позору, становится чуть ли не водительницей в деле освобождения людской воли от брони предрассудков, но это в наилучшем случае только двоюродная сестра мятежного лирического героя «Листьев травы».

Можно перевести разговор и в чисто литературный регистр.

Готорна по праву Контрапункт - реферат считают одним из наилучших американских новеллистов. У него упругая фраза, двумя-тремя штрихами он умел накидать пейзаж, зауряднейший эпизод насытить смыслом и значительностью, придать совершенную естественность речи. Но Ирвинг, скажем, в этом плане был последовательнее, хотя и Готорн настаивал, что его новеллы нужно обязательно читать вслух Контрапункт - реферат. А Эдгар По чётче строил сюжет.

«Алая буква» – исторический роман, а «Молодой Браун», «Дочь Раппачини», «Итэн Брэнд» и огромное количество других сочинений малого повествовательного формата – исторические новеллы. Но от канона, установленного Купером, Готорн вроде бы отходит, во всяком случае, роковые действия истории, сначала война за независимость, его не в особенности задевают Контрапункт - реферат.

Кратко говоря, ничто Готорн не доводит до конца, постоянно у него угадывается некий остаток, некоторое место за кромкой видимого; как и другие, только стремительнее, он бежит всякой завершённости.

И с большей же остротой принимает Готорн мифологию самой американской истории – в том смысле мифологию, что время в ней повсевременно закругляется, не Контрапункт - реферат зная деления на былое и истинное. Прошедшее, в его представлении, не прошло, оно даже не прошедшее, как произнесет много лет спустя Фолкнер.

Положим, у Готорна такое чувство питалось, кроме всего остального, из источников своей родословной. 1-ый носитель имени появился в Америке ещё в 1630 году и быстро выдвинулся в Контрапункт - реферат число более видных людей колонии Массачусетс. Ещё огромную известность приобрёл его отпрыск, известность грустную: был одним из самых грозных арбитров на сумрачном ведовском процессе 1692 года. Конкретно от этого отдалёкого предка унаследовал писатель чувство исторической вины, которую обязательно нужно искупить.

Но индивидуальные мотивы переплетаются с сюжетом общенациональной истории Контрапункт - реферат. XVII век – эра, когда складывался южноамериканский нрав, когда формировались южноамериканские представления о своей судьбе, когда прокладывался маршрут Пути и создавался чертёж Плана. Оправдались ли упования? туда ли привела дорога? осуществился ли План и не вкралась ли в него с самого начала какая-то ошибка? – такие вопросы непременно должны были Контрапункт - реферат вставать по прошествии времени, когда подходит пора собирать 1-ые урожаи. А конкретно в такую пору Готорн и жил: вовсю разворачивалось демократическое строительство, а такое, скажем, понятие, как “Банкер-Хилл”, всё ещё звучало в ушах современников громким колокольным гулом.

Действия «Алой буквы» происходят посреди XVII века, и в базу романа положен эпизод, или Контрапункт - реферат реальный, или измышленный, но во всяком случае рутинно-характерный для тех грозных лет. Молодая жительница Сейлема по имени Эстер Принн прижила ребёнка во грехе и была приговорена к зазорному столбу, кутузке и бессрочному клейму – до конца дней собственных носить на груди буковку “А” – несмываемый символ прелюбодеяния.

Но сюжетная сторона Контрапункт - реферат повествования ослаблена. Фактически, характеры эры Готорна заинтересовывают полностью равномерно. Действия – тем паче. И даже пуританство как теологическая доктрина и диктуемый ею метод актуального поведения имеет для него значение в наилучшем случае второстепенное.

Сам дух пуританизма, формирующий людей и ими создаваемый, – вот предмет его неизбывного и болезненного энтузиазма.

Грозно Контрапункт - реферат теснятся контроверзы: вера – фанатизм, предназначенность – свобода воли, грех – благодать. И они не имеют сколько-либо ясного разрешения, контуры размыты, контрастной яркости лишены, на чёрное и белоснежное картину не разделишь.

Где тут положительные герои, где отрицательные? Где праведники, где грешники?

Доктор Чиллингворт, этот обманутый супруг, – человек сильный и Контрапункт - реферат достойный. Но порабощённый сумасшедшей и гибельной страстью отмщения за грехи, он и вокруг сеет зло, и внутри себя выжигает всё человеческое.

Пастор Димсдейл, потаенный любимый Эстер, – личность очевидно симпатичная и даже знаменитая в местных краях. Но – жертва канона, который оказывается выше всех личных параметров.

Ну а Эстер – она-то неоспоримая героиня Контрапункт - реферат? Оказывается, тоже нет. Правильно, в некий момент знак позора преобразуется в знак величия, так что даже шифр изменяется, и символ “А” получает другое толкование: уже не прелюбодейка (“Adultress”), но мощная (“Able”). Только ведь и она, восставая подсознательно против законов общины, сохраняет зависимость от их.

И даже златокудрая Перл, дочь Эстер Контрапункт - реферат, не невинна, в очах одних – девочка-эльф, в очах других – отродье беса.

Всё смешалось, и крайности не сходятся, да сходиться, по авторскому плану, и не должны, ибо, как написал Готорн в вступлении к другому собственному роману, «Дом о 7 фронтонах», он не считает необходимым насаживать повествование “на Контрапункт - реферат металлический пруток морали либо на булавку, как накалывают бабочку, лишая её тем жизни и заставляя дубенеть в ненатуральной и неловкой позе”.

Это принципиальное замечание.

Генри Джеймс, открывший в истории американской литературы новейшую страничку, оборачиваясь на Готорна, гласил, что персонажи его – более фигуры, чем нравы, другими словами личное, конкретное начало Контрапункт - реферат в их выражено слабо. Это как бы так. “Юная дама была высока ростом, её мощная фигура дышала идеальным изяществом. В густых, тёмных и сверкающих волосах искрились солнечные лучи, а лицо, кроме корректности черт и яркости красок, отличалось особенной выразительностью благодаря чёткому рисунку лба и глубочайшим чёрным очам”. Портрет полностью общий Контрапункт - реферат, во всяком случае внутренний мир героини – всё той же Эстер – куда труднее и богаче, чем наружность.

Но если прав Генри Джеймс, то, выходит, не прав Герман Мелвилл, говоривший, что в книжках Готорна живут запахи берёз, а в отдалении слышен рёв Ниагары? Да нет же, вправду, мир Готорна – не бестелесные Контрапункт - реферат призраки и аллегории, но полностью осязаемая, веская действительность. Чучело у него облекается в кафтан, колдунья покуривает трубку, а обычная палка, напротив, воспринимает вдруг очертания извивающейся змеи.

Оба правы ровно наполовину. Проза Готорна повсевременно колеблется меж эмблемой и реальностью, поэзией и правдой, фантастикой и рутиной. Собственному первому сборнику новелл он нашёл Контрапункт - реферат на уникальность четкое заглавие – «Дважды рассказанные истории». Другими словами хоть какой сюжет вроде бы умножается, осуществляясь и тут, в посюстороннем мире, и кое-где в неразличимой, а то и совсем не имеющейся дали.

Естественно, такая стилистика – не новость в американской литературе, способности её нашел уже Ирвинг, оказавший, кстати, большое воздействие Контрапункт - реферат на юного Готорна. Но последний сделал новый шаг, и шаг принципный: его фантастические истории не просто реальны, а реальные не просто фантастичны, но ещё и размещены в системе координат, старшему мастеру, в общем, чуждых. Это место пленённого и мятущегося духа.

Непростая переплетённость всего со всем отчётливо чувствуется Контрапункт - реферат в предваряющем «Алую букву» очерке «Таможня», этом подобии манифеста южноамериканского романтизма, хотя солидной манифесту формулировочной злости тут нет и в помине.

1-ая часть текста – неторопливое и беспритязательное, этнографически-ностальгическое повествование о городе Сейлеме, о службе в таможенном ведомстве (опыт каков знаком создателю не понаслышке – сам проработал в нём какое-то время Контрапункт - реферат), о годах, проведённых в Конкорде и подаривших ему дружественную близость с наилучшими людьми Америки: Эмерсоном, Торо, Чаннингом, Олкоттом и другими мыслителями, поэтами, общественниками. Словом, вправду берёзы и водопады либо, в этом случае, бакалейные лавки с облупленными стенками. Основная улица, богадельня, порт и т.д.. Но стоило Контрапункт - реферат подняться на 3-ий этаж таможенного строения, где создателю попалась в руки какая-то молью траченная рукопись, обшитая в форме буковкы “А” красной тесьмой, как всё расчудесным образом двинулось. Через окна полился лунный свет, на потёртом ковре образовались необычные узоры, и при таком освещении предметы как будто утратили осязаемость, сделавшись Контрапункт - реферат созданиями духа, а в плотной коре повседневности образовались щели и даже проломы.

И так у Готорна всё и всегда, броуновское движение собственного рода – темы, стиль, лица, время и место деяния. И нравы, меж иным, тоже – им равно характерна некоторая рассчитанная бесформенность. И люди, и аллегории. И сами по для себя Контрапункт - реферат, и часть породившего их мира.

Такое сочетание имеет для Готорна критически-важное значение. Мир у него постоянно многополярен, ни один человек, пользуясь известной строчкой Джона Донна, взятой Хемингуэем в качестве эпиграфа к роману «По ком звонит колокол», – не полуостров. Но полуостров без человека – только нагая пустыня.

Здесь имеет смысл ещё Контрапункт - реферат раз отвлечься в сторону биографии писателя. В 1841 году он сделался участником колонии Брук Фарм, основанной в “целях объединения умственного и физического труда... слияния мыслителя с работником”. Труд тут, заключавшийся в обработке полей, ремесленных упражнениях, школьном обучении, был разделён меж колонистами поровну, и оплата его тоже была равной. Словом, фурьеристская фаланга Контрапункт - реферат, социалистическое либо даже коммунистическое предприятие.

Готорн провёл тут всего полгода, но ни зряшным, ни случайным роль в этой коллективной робинзонаде для него не было. И дело даже не в том, что проросло оно еще одним романом – «Блайтдейл». Книжка как раз довольно бледноватая, может, поэтому конкретно, что, невзирая ни на Контрапункт - реферат какие обмолвки в авторском вступлении, очень тесновато привязана к месту и времени деяния, очевидно не хватает исторической глубины. Просто Готорн остро чувствовал потребность своим опытом удостоверить правду, выстраданную писательской работой, да, вобщем, и работой родной истории, жаждущей художественного воплощения: личность способна достигнуть полноты только как личность общинная. В Контрапункт - реферат неприятном случае, как даже с неким нажимом сказано в одной из новелл, человек рискует оказаться «Отверженным Вселенной».

Но самое увлекательное начинается далее. Да, вне связи с коммуной человек не полон, а Вселенная без человека мертва. Но последний штришок наносит живописец – без него, как без Бога, гармонии нет Контрапункт - реферат, один только первородный хаос.

Есть у Готорна относительно ранешний рассказ – «Майское дерево Мерри-маунта». Сюжет, как часто у него, исторический, он описан Уильямом Брэдфордом, фаворитом пассажиров «Майского цветка» и самым ранешным хронистом жизни в колониях: некоторый везучий авантюрист по имени Томас Мортон захватил одну из факторий в Новеньком Плимуте Контрапункт - реферат, наладил торговлю с индейцами и, придумав новое заглавие – Merry Mount, что и значит Весёлая Гора, принялся устраивать тут всяческие пиршества и просто бесчинства, очевидно неприятные самому духу пуританизма. Потом Мортон был арестован и выслан вспять в Великобританию. Полностью ли беспристрастен Брэдфорд в описании этой истории – вопрос спорный. Но не в Контрапункт - реферат этом дело. В любом случае для него эта история – менее чем эпизод, один в ряду многих. Готорн же придаёт ему художественный, другими словами подлинный, смысл: за событиями у Весёлой Горы, где пуритане-ортодоксы сокрушают нечестивцев, мелькает сама судьба. “От финала этой вражды зависел будущий нрав Новейшей Великобритании”.

А в другой Контрапункт - реферат новелле, на этот раз из поздних, «Великий Каменный Лик», Готорн всё разъясняет своими словами: “Никакое творение не могло считаться законченным, пока поэт не объяснил и тем не окончил его”.

Натаниэль Готорн – человек меры, человек середины, это практически во всём сказывается.

Он прожил жизнь не то чтоб длинноватую, да и не Контрапункт - реферат маленькую – шестьдесят лет.

Он был не настолько благополучен прозаически, как, скажем, Купер, да и совсем не бедствовал, как Эдгар По.

Не ожидал его удел прижизненного забвения, как Мелвилла, да и громкой популярностью Лонгфелло, с которым, кстати, обучался в одном институте, он тоже не воспользовался.

И в Контрапункт - реферат творчестве своём Готорн тяготел к середине, избегая крайностей.

Но эта середина – центр, куда, как в фокус, сходятся лучи литературы.

Готорн – писатель-контрапункт, а это, по словарному определению, “искусство соединять самостоятельные, но сразу звучащие мелодии в одно целое”.



konsulskie-privilegii-i-immuniteti.html
konsultacii-dlya-vospitatelej.html
konsultacii-po-dolzhnikam.html